Сайт селения Верхняя Балкария Черекского района КБР

Наш опрос

Оцените мой сайт

Всего ответов: 10319

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Часть 1

                  Краткая историческая справка 


      С древнейших времен до начала Великой Отчественной войны 1941- 1945 гг.

       Верхняя Балкария образована в 1957 г. возвратившимися из депортации на родину балкарцами. До марта 1944 г. здесь распо­лагались Верхне-Балкарский сельский Совет, объединявший насе­ленные пункты Верхний и Нижний Ышканты, Тура-Хабла, Верхний и Нижний Кюнлюм, Чегет-Эль, Фардык, Сауту, Шаурдат и Курнаят; Средне-Балкарский сельсовет с населенными пунктами Мухол, Тебен эль, Мукуш, Коспарты и Зарашкы; Нижне-Балкарский сельсовет, в состав которого входили поселки Зылгы, Тумукуевых, Глашевых селения Верхний и Нижний Чегет. Численность населения с.Верхняя Балкария на 1 января 2000 года составляла 4090 человек, в том числе 1969 мужчин, 2121 женщин. До апреля 1917 года около 20 поселков, аулов, родовых усадеб, располагавшиеся в Балкарском ущелье по берегам реки Черек-Балкарский, входили в состав одного Балкарского сельского общества, которое после февральской революции было разделено на два села: Верхняя Балкария и Нижняя Балкария, а в 1926году образовалась и Средняя Балкария. Балкарцы в поселениях Балкарского сельского общества вплоть до сороковых годов XX века продолжали жить родовыми сообществами. Среди них встречались целые селения, образованные исклю­чительно одним родом и в таких случаях они назывались по фами­лии основателя рода. Например, образцами моногенных поселений в Балкарском ущелье служили Зарашкы, в котором проживали однофамильцы Башиевы, переселившиеся из Кюнлюма, а также и Глашево, образованное одними Глашевыми – выходцами из селения Шканты. Селение Верхняя Балкария расположено в 29 км от районного центра и в 71 км от столицы республики. Месторасположение села довольно живописно. Со всех сторон оно окружено горами Центрального Кавказа. Два пятитысячника Дыхтау (5204 м) и Коштантау ( 5144 м) смело выдвинулись из толпы соседних гор, блистая с высоты голыми скалами своих вершин, восхищая и изумляя всех своим великолепием. Еще в 1888 году профессоры Донкин и Фокс с гидами Каспаром Штрейхом и И. Фишером предприняли поход на вершину горы Дыхтау, который оказался для них трагическим. Разыскивая их, побывали на Дыхтау Фрешфильд и Уоллес вместе с представителем английского альпи­нистского клуба Дентом и швейцарским альпинистом Фишером. Фишер, сравнивая горы своей родины панорамой на Дыхтау и Коштантау, пришел к заключению, что как по красоте, так и по величественности они стоят несравненно выше Альп. Попавший в Черекское ущелье человек постоянно общается с прошлым –десятками заброшенных сел, могильников, мавзолеев. Склепы мрачного "Городка мертвых", сооруженные из тесаных камней и скрепленные известковым раствором, датируются 14-15 вв. Небезинтересен факт того, что в 1909-1910 г.г. были выпущены почтовые открытки с мумиями из этих склепов. Все ущелье окружено замками, крепостями, башнями, некогда зорко охранявшими доступы в аулы. На севере высится неприступ­ная крепость Курнаят, на западе сооружена целая система крепос­тей и башен, главной из которых является Болат-Кала. Располагаясь в стратегически выгодных местах, они превращали котловину в одну общую строго продуманную крепость. Население ущелья реки Черек издавна носит название Малкъар, по имени родоначальника балкарского народа Малкъара, легенда о котором сохранилась в памяти народа и зафиксирована в историческом очерке первого балкарского историка Мисоста Абаева. В этой легенде содержится и некоторое историческое зерно, первоначальная чистота ко­торой засорена позднейшими добавлениями и вымыслами. По-видимому, правы исследователи, сопоставлявшие этноним "малкар"; "балкар" с болгарами. К тому же первые упоминания источников о болгарах, связаны с Кавказом. Сирийский автор V-VI вв. Map Абас Котина, чьи свидетельства использовал Моисей Хоренский, локализует болгар к се­веру от Кавказского хребта "в цепи кавказской горы", так и называя край "землей болгаров". Сохранившиеся исторические памятники, следы материальной культуры и миграционных систем в месте Уштулу свидетельствуют о довольно раннем заселении Черекского ущелья. П.Бутков в 1822 году на страницах "Вестника Европы" ( № 21) сообщал, что в Черекском ущелье с X века живут современные балкарцы. Профессор Г.Кокиев также указывает, что балкарцы заселили Черекское ущелье не позднее X века. О Балкарском ущелье источники заговорили лишь в ХVII веке, в показаниях Сидора Семенова и Марка Агапитова, данных в Посольс­ком приказе в 1629 году, говорится:"То место, где они с Каншов-Мурзово ездили, владеют Мурзы Балкарских князей" . В 1743г. документы сообщают о "волости Малкар в вершинах реки Черека»; 1765 году - о народе "балкар", который находится по соседству с "Дюгером" . По сведениям Гюльденштедта "округ Малкар" "...содержит в се­бе около 1000 семейств (в 1772 году ). Семья Басият, отмечает далее автор, считалась в этом округе княжеской. Спустя три десятилетия Клапрот в селении Малкар насчитал 1200 се­мей. Побывавший в Черекском ущелье в 1884 г. М.З.Кипиани называет 18 аулов: Мухол, Тебен эль, Мукуш, Коспарты, Зарашкы, Зылгы, Нижний Чегет, Верхний Чегет, Курнаят, Шаурдат, Сауту, Фардык, Чегет эль, Верхний Ышканты, Нижний Ышканты, Верхний Кюнлюм, Нижний Кюнлюм, Тура-Хабла, представлявшие собой более или менее крупные населенные пункты и составив­шие так называемое Балкарское общество. Кроме них были небольшие однофамильные поселки Темукуевский, Глашевский, Азаматовский и Aппaевский. Во всех этих поселках насчитывалось 537 дворов и 5008 человек населения обоего пола. Причиной такого резкого сокращения численности населения послужило переселение на плоскость и массовая смертность от эпидемических болезней. Все общество разделилось на две части: Верхний Малкъар и Нижний Малкъар, границей которых служила башня Жарты къала. Традиционно основным занятием жителей села было отгонное скотоводство. Содержался мелкий и крупный рогатый скот, также разводили лошадей. Земледелие в силу тяжелых горных условий было террасным. Из 54775 десятин земли Балкарского общества пахотные составляли 996 десятин. Выращивали пшеницу, ячмень, овес, позже стали возделывать картофель. Те кусочки благодатной земли, которыми природа нещедро одарила Балкарию, обрабатывались с ве­ликим трудолюбием, что отмечалось путешественниками, посетившими край, малкарцы удобряли их, освобождали от камней, огораживали и создавали целые ирригационные системы для орошения .

          Подсобную роль в хозяйстве верхнебалкарцев играла охота. Из домашних промыслов на первом месте стояло шерстяное производство. Наибольшее распространение получило изготовление бурок и сукна. Побывавший в Черекском ущелье Николай Тепцов писал: "Каждый балкарский аул-фабрика для сукон. Эта работа идет здесь беспрестанно, поспешно и составляет гордость для балкарок". Ежегодное производство сукна в Балкарском обществе составляло 100000 аршин. Из шерсти также изготовляли войлочные ковры (кийиз), шляпы (къалпакъ), обувь (уюкъла). Из века в век утверждали свое искусство бал­карские мастерицы. И сегодня Балкария - это вековые шерстяные традиции, это талантливое самобытное искусство. Почти всю одежду и обувь население изготовляло из шерсти и кожи. Из кожи делали мешки (капчыкъ, тулукъ) для хранения зерна и кожаные бурдюки (гыбытла) для перевозки айрана, овчину вырабатывали и шили шубы. Важным промыслом являлась обработка дерева. Плотники изготовляли из дерева сельскохозяйственные орудия и предметы домашнего и кухонного обихода. Отдельные мастера занимались выделкой золотых, серебряных и медных украшений. Наряду с ними работали кузнецы и оружейные мастера . По Черекскому ущелью проходил важный торговый путь. Место Уштулу с перевалами Ширивик и Гезевцик предоставляло ворота, через которые велись довольно оживленные сношения Северного Кавказа с Имеретией и Сванетией. "Балкарцы,- писал Клапрот,- ведут торговлю с Рачей и Они, которые состоят в 55 верстах от Уллу-Малкар, куда они приносят войлочные накидки, войлоки, башлыки, шкуры зверей и получают хлопчатобумажные и шелковые ткани, золотые и серебряные блестки, трубки и всякие мелкие товары". Сукна, бурки, паласы, овчи­ны сбывались в Кабарде, на ярмарке в Георгиевске и в других местах, а доставлялись оттуда зерно, железо, соль.

                 Имеретинцы Рачинского уезда Кутаисской губернии и соседняя Сванетия являлись постоянными покупателями скота в Балкарии. Сваны, кроме покупки, получали скот в виде платы за свою работу у балкарцев. Большие партии рогатого скота, овец и лошадей сбывались на ярмарках Северного Кавказа в Георгиевске, Ставрополе, Пятигорске, в слободе Нальчик, в Закавказье и в России. Торговали и мясо-молочными продуктами. Айран, излюбленный напиток балкарцев, приобрел большую известность и «изготовлялся во многих городах России и Германии, служа для лечения некоторых болезней". Неудивительно намерение М. Атасауова в 1896 году открыть в Нальчике заведение по его производству. Балкарское общество поддерживало с соседними народами не только экономические, но и политические связи. Скрепленные род­ственными отношениями, они носили дружественный характер. Так, по преданию, во время войны Персии с Грузией балкарские таубии пришли на помощь к грузинскому царю со своими дружинами и стали лагерем около Золотой церкви, близ города Гори. В последней трети ХVII века грузинские цари и князья русской ориентации, спасаясь от яроcти турецких и персидских интервентов, не раз скрывались в Балкарии. А в 1781г. восстание дигорских крестьян во главе с Бекби в Осетии поддержали крестьяне Балкарского.общества, в силу чего восстав­шие в Дигории одержали победу. Еще в древние времена Балкарское общество знало о Русском государстве, называемою ими "московиею", и его силе. Знали о Балкарии и в России. В первой половине ХVII в. царская казна испытывала настоятельную нужду в деньгах, нужду, которая, как известно, вскоре явилась источником серьезных затруднений и привела к медному бунту. И весть о том, что в верховьях реки Черека в "местности Балкар" есть крупные месторождения серебряных руд, вызвала пристальный интерес Москвы. Подробные сведения о них дал в своих отписках в Польский приказ терский воевода И.А.Дашков в 1629 году. В 1651году через балкарское общество в дружественную Имеретию приехало русское посольство Московского государства во главе с видным дипломатическим деятелем А.И.Иевлевым. 17 мая посольство прибыло к балкарским владельцам и пробыло здесь до 1 мая. В Балкарии посольство встретили одобрительно и оказали широкое гостеприимство, так как установление дружеских отношений с Россией соответствовало её целям. Отсюда послы по перевалу Гезевцик (3435 м над уровнем моря) прошли в Закавказье и обратно. Балкарские таубии помогли в обеспечении их средствами передвиже- ния, питанием и охраной в пути. Источники указывают на активную политику балкарских князей за установление дружественных отно- шений России с Грузией. В ходе переговоров упоминалось имя балкар- кого таубия Айдобола, как возможного посредника в укреплении русско-грузинских связей. Путь по Черекскому ущелью становится своего рода дипломати­ческой дорогой. Ею воспользовалось Имеретинское посольство, нап­равляющееся в Москву во главе с Ломкаци Джапаридзе и прибывшее в столицу Российского государства 19 сентября 1652года. Тем же путем тремя годами позже прошли русские послы В. Кидовников и ф.Плошин После завершения очередных переговоров весной 1658 года из Имеретии в Москву выехал кахетинский царь Теймураз. Путь его лежал через Кабарду и Балкарию, здесь к царскому кортежу присое­динился таубий Айдобол. В сентябре посольство прибыло в Москву и было торжественно принято царем Алексеем Михайловичем в Грано­витой Палате. Царь подчеркнул удовольствие, с как им он узнал о милостях Айдобола к русским посольствам. "Согласно чести" ему поднесли богатые подарки от имени царя Алексея Михайловича, что, безусловно было знаком большого внимания. Настоящее состояние источников не раскрывает подробностей пребывания балкарского князя в Москве, в которой он находился около года, Однако, длительность пребывания Айдобола в Москве указывает на определенный его статус, вероятно связанный с политической миссией, укрепления русско-балкарских отношений. Стражи минувших дней - боевые башни и полуразрушенные крепос­ти - свидетельствуют о том, что длительные периоды дружественных отношений с соседними народами сменялись конфликтами. Суровые, условия феодальных войн воспитали военный дух, и часть населения занималась походами на сторону за наживой. Феодальная знать организовывала набеги в Сванетию, разоряла их аулы и возвращалась с добычей и пленными. Пленных продавали и нередко превращали в рабов. Причем, не осуждалось, если удавалось угонять от неприятеля скот, захватывать имущество и уводить людей в рабство, но "заниматься у себя воровством считалось позором и низостью.

                      Некоторые сдвиги в развитии товарного производства и товар­но-денежных отношений сопровождались развитием феодальных отно­шений и усилением эксплуатации феодально-зависимых слоев насе­ления. Это вызывало обострение классовой борьбы, которая ярко проявилась во второй половине XIX в. В 1864 году крестьяне Балкарс­кого общества, подстрекаемые Абдуллахом Гериевым, утверждавшим, что феодалы скрывают закон об их освобождении и заставляют нести различные повинности, потребовали снять с них всякую зависимость от таубиев. Кабардинский временный суд рассмотрел жалобу крестьян и постановил: ".... обязать под опасением строгого наказания, всем подвластным балкарских таубиев нести те повинности, какие каждому из них определены народными обычаями". Освобождение крестьян в балкарии, как и везде, было проведено в интересах таубиев. Условия отмены крепостного права были настолько грабительскими, что по существу разорили крестьян. В 1866 г. 180 дворов Балкарского общества обратились к главноко­мандующему Кавказской армией с прошением избавить их от незакон­ных требований таубиев. Доверенные от Балкарского общества были признаны "злонамеренными людьми" и заключены в тюрьму. Так, в результате освобождения крестьяне Балкарского общества "освободились" от одной трети имущества и половины своей земли. Кроме того, таубии получили 443 лошади, 3978 голов крупного рогатого скота, 26414 овец, 875 пахотных и 569 покосных участков земли. Отмена крепостного права проводилась на условиях выкупа. 29 семей­ств таубиев Балкарского общества получили 591,8 тыс.рублей выкупа, т.е. в среднем по 412 рублей с каждого освобожденного. В 70-80-х гг. XIX в. крестьяне продолжали борьбу против своих угнетателей. В 1873 году они выступив против Хаджи Шаханова и Бикановых, объявивших общественный лес в местности Жерели (100 дес.) своей собственностью, приступили к самовольной порубке леса. "За подстрекательство жителей к самовольной вырубке леса Абдуллах Гериев и Артабей Асанов Нальчикским городским судом были приговорены к тюремному заключению". Оживление хозяйственной жизни в пореформенный период, повысив шее спрос на скот и продукцию животноводства, усилило в 90-е годы XIX века захват общинных пастбищ "влиятельными людьми". На сходе жителей Балкарского общества в Мухоле был составлен общественный протокол, где указывалось на расхищение крестьянских земель. Братья Женоковы (Заниуковы) захватили местность Бабугент в 600 дес, Жанхотовы - местности Карасу и Эменли в 500 десятин, Айдаболобы - Матеген и Барсукла-кая в 300 десятин и т.д. Всего в Балкарском обществе таубиями было захвачено 9155 десятин. В малоземельной Балкарии это было действенным ударом по бедноте. Помимо того властями были "всемилостивейше пожалованы" таубиям Шахановым -300 десятин, Айдаболовым - 500 десятин, Абаевым - 850 десятин земли. Таким образом, аграрный вопрос в конце XIX в. был серьезным источником народного негодования. Положение осложнилось с присвоением старшиной Айдаболовым крупных общественных сумм, ­собранных населением на строительство колесной дороги по Черекскому ущелью. Возмущенные народные массы в 1897 году изгнали старшину Айда-болова из сельского правления и в течение 6 месяцев самостоятельно управляли обществом, избрав из своей среды доверенных лиц. Вновь назначенного старшиной таубия Таукана Шаханова восставшие предупредили, что они не только отказываются подчиняться ему и не допустят его "ни до каких общественных дел", но и не признают здешнее начальство, кроме князя Голицына" - главнокомандую­щего гражданской частью на Кавказе. Старшине Шаханову, чтобы удержаться у власти, пришлось во многом уступить требованиям масс, и он вынужден был согласиться скреплять своей подписью и печатью иски и приговоры общества против бывшего старшины и своего родственника Айдаболова. Прибывший в Мухол генерал-лейтенант Каханов, а затем новый началь­ник Терской области генерал-лейтенант Толстов "лично объясняли обществу, что возбуждаемый некоторыми лицами Балкарского общества поземельный вопрос уже находится на разрешении правительства» . Главные зачинщики волнений Муса Мамаев, Саламгерий Асанов, Ловка Гораев, Бетал Боттаев, Кока Газаев, Огурлу Хуцинаев, Камбулат Эчкиев, Кайтук Нагеров, Аслангери Бозиев и др. были арестованы. Тем не менее, в официальных документах было отмечено, что на протяжении ряда лет "смута в обществе не только не прекращается, а все возрастает". Поэтому в 1903 году местные таубии с тревогой извещали начальника округа, что народное волнение «может окончиться большим междоусобием в обществе». С большой силой классовые противоречия проявились в годы первой русской революции. Весной 1905 г. на сходе крестьяне отме­тили, что по земельным делам и по тяжбе с Айдаболовым на протя­жении 7 лет у них состоялось 16 сходов, но вопрос не разрешен. В своем рапорте начальник 2-го участка подчеркивал, что народ в Балкарском обществе полон решимости бороться за свои права, и что общество "ничуть не намерено отказаться от предъявления иска к Айдаболову и к захватчикам общественной земли». Волнения в обществе и первая русская революция показали непримиримость классовых противоречий и способствовали росту политического самосознания трудящихся масс. Это наглядно показали события 1913 года, получившие название Черекского восстания. Незаконно продав общественные леса, таубии поставили народ перед необходимостью покупать на топливо и строительные нужды свой же лес. Возмущенные этим, крестьяне решили послать несколько подвод за дровами. Стражники Жанхотовых задержали крестьян, и бросили в подвал. Весть о задержании стала известна всему населению Черекского ущелья. Утром 22 июля группа в 250-300 человек, возглавляемая Шавай Иттиевым, вышла из селений Верхний и Нижний Ышканты. К ним присоединились жители посёлка Тара-Хабла (около 200 человек), Верхнего и Нижнего Кюнлюма (около 250 человек) и других аулов. Впереди всех шли Башчи Гузиев и Тумак Гериев. Вооруженные кинжалами, саблями и ружьями, крестьяне освобо­дили арестованных, разгромили хутор Жанхотовых и разъехались по своим сёлам. 24 июля в сельское правление Балкарского общества прибыл на­чальник второго участка Бекмурза Карачаев, которому не удалось заставить крестьян выдать руководителей и активных участников восстания. Однако в ходе дальнейшего следствия выяснилось, что руководителями восстания были Мирза Цораев, Хаджимурза Макоев и Магомет Ораков, которых, как главных организаторов выступления, заключили в тюрьму. Еще 58 участников восстания были привлечены к уголовной ответственности. В село прибыл из Владикавказа карательный отряд в 500 всадников. Более двух недель отряд находился в селении на довольствии за счет общества. Черекское восстание оказало глубокое влияние на сознание крестьянства и во многом предопределило их отношение к начавшейся империалистической войне. Как свидетельствует рапорт начальника второго участка, "в Балкарском обществе изъявило жела­ние поступить в западную сотню всего три человека, более того, несмотря на неоднократные объявления старшины, желающих не на­ходится". Угрозами удалось снарядить еще 12 всадников. В годы войны из-за частых сборов продовольствия и скота по реквизиции положение трудящихся стало тяжелым, особенно тревож­ное положение сложилось с хлебом. Даже чиновники царской администрации в июле 1915 года констатировали, что "никаких зерновых запасов и муки не имеется". В селе происходила концентрация скота в руках отдельных лиц. Таубии и кулаки расширяли в условиях войны доходное скотоводство, тогда как крестьянские массы бедствовали. Поэтому победу Октябрьской революции и провозглашение Советской власти на Тереке в Верхней Балкарии встретили с радостью. Жители села распределяли среди безземельных и малоземельных крестьян земли таубиев и начали строить казалось новую счастливую жизнь. Однако она была прервана гражданской войной. В отряд, формируе­мый Келлетом Ульбашевым, добровольцами записались Карчаев Абдулла, Таукенов Мукай, Илистапов Чунай, Казаков Бийсолтан, Настаев Ануш, Занибеков Хамзат, Баллиевы Хажмурат и Хусей, Сарбашев Асланука, Сабанчиев Шухаиб, Тетуев Мухажир, Моттаев Юсуф и другие. Всего в отряд Красной гвардии из Верхней балкарии записалось около 500 человек. В январе 1919 года отряд верхнебалкарцев прибыл в Нальчик, где из всех отрядов был создан балкарский кавалерийский полк в количестве 1500 человек. Полк во главе с Келлетом Ульбашевым сражался против белогвардейцев на территории Ставропольского края, Кабардино-Балкарии и Осетии. Когда серебряковцы.подошли к Черекскому ущелью, Хаджи-Муратом Асановым был сформирован партизанский отряд. В течение трех месяцев Серебряков безуспешно пытался захватить село, где встретил упорное сопротивление местных жителей. Храбро защищали родное ущелье Уянаевы Буттук и Чортай, Буштоков Хамзат, Зумакулов Мустафа, Курманов Ахмат, Таулуев Байсол­тан, Дадуев Бийсолтан, Таукенов Локман и другие. В ущелье Зылгы продвижение белогвардейцев сдерживали Батчаев Конак, Хусей и Абдуллах Настуевы, Османов Магомет, Баккуев Исхак, Токуев Хажбий и многие другие. Бесстрашные патриоты своей Родины, они стояли насмерть и вели неравные бои с противником, в несколько раз превосходившим их силами. В горах на узких проходах устраивали завалы, на головы серебряковцев сбрасывали камни, после упорных боев бойцы, избегая окружения, вышли из теснины и скрылись в труднодоступных горах.

                Серебряковцы ворвались в ущелье и учинили расправу над теми, кто сочувствовал и поддерживал Советскую власть. Они повесили отважных партизан Казакова Жюнюса, Таулуева Байсолтана, Тетуева Хамзата. В селении Нижняя Балкария были повешены Токлуев Таусо и Карабашев Кичибатыр. Белогвардейцами были арестованы отец Настуева Юсуфа -Батий и другие партизаны, а их дома сожжены. Несмотря на расправы, борьба с серебряковцами продолжалась. Многие сыны Верхней Балкарии отдали жизнь, защищаясь от белогвардейцев. Смертью храбрых пали Хаджи-Мурат Асанов, Локман Таукенов, Тахир Ораков, Хажимырза Настуев, Хажибий Ногеров, Ма­гомет Уянаев и другие, всего около ста верхнебалкарцев. В марте 1920 г. под ударами частей Красной Армии и парти­занских отрядов деникинцы были изгнаны из Кабардино-Балкарии. По окончании гражданской войны, в Верхней Балкарии 20 апреля 1920 года был образован сельский ревком, в составе председателя, двух заместителей и секретаря. Ревком имел отделы внутреннего управления, земельный и военный, а также милицию из 5 человек". В том же году была создана партийная ячейка из 14 человек, которая вскоре возросла до 18. Работу в селе возглавляли активисты Сарбашев Асланука, Алтуев Салих, Буштоков Хамзат, Зумакулов Мустафа и другие. Летом 1920года был избран Сельский совет, члены которого Геляев Кичи, Далхат Зумакулов, Мустафа Зумакулов, Миссирова Хабибат и другие участвовали в решении насущных вопросов, возникав­ших в селе. Совет рассматривал вопросы раздела земли, строитель­ства школ, благоустройства улиц, ремонта дорог. При содействии сельского Совета в 1923 году была открыта школа . По инициативе санитарной секции Совета была построена больница. В 1923 г. была организована комсомольская ячейка, члены которой Гадиев Чомак, Ульбашев Мухажир, Гузеевы Ахия и Забот, Таукенов Хасан, Моттаев Юсуф, Киштиков Исмаил, Сабанчиев Хусей, Геляева Аминат и другие учили грамоте крестьян, разъясняли по­литику новой рабоче-крестьянской власти. Ульбашева Сафият вместе с учителями Гадиевым Маткерием, Геляевым Рамазаном, Таукеновым Алиханом, Эристаевым Хасымом, Зумакуловым Далхатом несли свет знаний своим односельчанам. Несмотря на изменения, которые произошли в жизни села, сельское хозяйство шло по старому пути; Выход, как казалось, был один - преобразовать сельское хозяйство на коллективных началах. При сельском Совете была образована земельная секция, которая изымала излишки земли у кулаков и передавала малоземель­ным крестьянам. Конфискованное помещичье имущество и отобранный у кулаков скот были использованы в Верхней Балкарии в 1927 году при создании животноводческого товарищества. Работу в селе возглавляли активисты Сарбашев Асланука, Алтуев Салих, Буштоков Хамзат, Зумакулов Мустафа и другие. Коллективизация животноводческих хозяйств происходила вначале в форме объединения батрацко—бедняцких и середняцких хозяйств по совместному сенокошению и уходу за скотом, организации коопе- ративного сбыта и снабжения. Товарищество первоначально охваты- вало небольшое число хозяйств, их в Верхней Балкарии насчиты- валось 9. В 1926-1927, гг. были проведены выборы в сельс кий Совет, куда вошли Алтуев Салих, Гузеевы Забот и Туган, Уянаев Индрис, Гадиев Чомак, Койбаева Кизика, Зумакулов Магомед и другие. Развитие советского строительства в селе тормозили старые обычаи и традиции, а также сопротивление противников новой власти, от рук которых погиб в 1929 году председатель сельского Совета Зумакулов Магомед. 8 апреля 1929 года на общем собрании жителей Верхней Балкарии, где присутствовали 563 человека, было принято решение об организации сельхозартели. Колхозу выделялась пахотная земля, покос­ное место в местности Алмалы и пастбище. Однако Верхнебалкарский колхоз вскоре был распущен. 14 марта 1930 года Президиум Балкарского окрисполкома обсудил вопрос о формах проведения коллективизации и, несмотря на допу­щенные нарушения и перегибы, как и в других местах, колхозное движение возобновилось и продолжало набирать новые темпы. В Верх­ней Балкарии были созданы.колхозы имени Сарбашева (поселки Фардык, Сауту, Чегет), "Верхняя Балкария" (поселки Туура-Хабла, Верхний и Нижний Ышканты), имени Кирова (поселки Верхний и Нижний Кюнлюм), в поселке Шаурдат был создан колхоз им.ОПТУ (Позже переименованный в колхоз им.НКВД). Большинство колхозов представляли собой мелкие объединения, деятельность которых осуществлялась на основе устава животновод­ческих товариществ по совместному содержанию и уходу за скотом. К январю 1931 года в Верхней Балкарии в колхозы вступили 70 хозяй­ств из 756, что составило всего 9,2%. Однако процент коллекти­визации к концу 1931года в колхозе им. ОГПУ составил 100%, им.Настуева - 72,%., им.Сарбашева – 30%. Стимулом укрепления колхозов являлась кредитная политика Советского государства, предусматривавшая выдачу денежных ссуд, в первую очередь крупным хозяйством, им же отводились земельные участки больших размеров. В 1993 году за колхозами в Верхней Балкарии было закреплено 1789,12 га земли. Материально-техническая база колхозов в те годы была слабой.В колхозе им.Сарбашева имелось 6 плугов, 4 "бороны, 4 конных грабель. Несмотря на трудности, были достигнуты значительные резуль­таты. Так, в животноводческой ферме колхоза им. НКВД (пос.Шаурдат) приплод к среднегодовому маточному стаду составил по телятам : 95%, по ягнятам и козлятам – 85% .В 1934 года конетоварная ферма колхоза имени Юсуфа Настуева на выставке коневодства Северного Кавказа была отмечена дипломом 1 степени, а передовой табунщик фермы Абдуллах Настуев в 1936 году был награжден орденом Ленина. Много сил и труда вложили в дело укрепления и развитие кол­хозов табунщики Чочаев Батырбек, Гузоев Магомет и конюх Этчеев Мазан из колхоза "Верхняя Балкария". Передовые животноводы колхоза были участниками сельскохозяйственной выставки 1939 года. В 1940 году в колхозе "Верхняя Балкария" насчитывалось 10 000 овец и коз, свыше 1000 голов крупного рогатого скота, 300 лоша­дей, колхоз имени Сарбашева имел 17 000 овец и коз, около 800 голов крупного рогатого скота и 400 лошадей.


Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz